Affordable Access

Идея «пустыни» в монашеских взглядах схимонаха Илариона, пустынножителя Кавказских гор

Authors
Publisher
北海道大学スラブ研究センター
Publication Date
Keywords
  • 290

Abstract

В данной статье мы попытаемся проанализировать идею «пустыни» схимонаха Илариона. Схимонах Иларион, пустынножитель Кавказских гор, известен как автор церковной книги «На горах Кавказа» (1907). В этой книге раскрывается сущность традиционной молитвы православия - «молитвы Иисусовой», которая включает в себя выражение «имя Господа Иисуса Христа есть Сам Он, Господь Бог». Это выражение вызвало богословский спор об имени Бога. Монахи, которые разделяли идею Илариона, называли самих себя «имяславцами». «Имяславие» известно как еретическая проблема русской православной церкви начала ХХ века. Так как вообще «На горах Кавказа» исследуют в рамках проблемы «имени Бога». Однако в ней есть и еще одна важная идея, а именно, т.н. идея «пустыни». В монашестве русской православной церкви «пустыня» имеет большое значение как место подвижничества монаха. Пока исследования книги «На горах Кавказа» с точки зрения идеи «пустыни» весьма скудны. В этом заключается актуальность темы данной статьи. Данная статья состоит из шести глав. В первой главе мы рассматриваем, как понимается идея «пустыни» в истории христианского монашества. Это основа полемики данной статьи. В Ветхом Завете «пустыня» выражается как место встречи Моисея с Богом (Исх. 3,1). И в Новом Завете «пустыня» - это место, в котором жил Иоанн Креститель (Мат. 3, 1-3. Мар. 1, 3-6. Лук. 3, 2-б. Иоап1, 23.), и место искушения Иисуса нечистой силой (Мат. 4, 1-11. Мар. 1, 12-13. Лук. 4, 1-13.). В начале христианского монашества много подвижников вступило в «пустыню» для того, чтобы подражать Иисусу и встретиться с Богом. Следовательно, «пустыня», является местом подвижничества и встречи с Богом. Во второй главе мы анализируем, какое значение имеет идея «пустыни» и как она выражается в истории монашества русского православия. Как отмечает И.К. Счолич, в России сама природа севера стала «пустыней» для монахов, особенно лес. Густые леса севера давали монахам покой для безмолвия и внутреннего моления. Исихасты России подвизались в такой «пустыни». Схимонах Иларион, пустынножитель Кавказских гор, также находился в рамках этой традиции. В третьей главе мы даем краткую биографию Илариона. Для того, чтобы рассуждать об идее «пустыни» Илариона, сначала нужно выяснить, кем был Схимонах Иларион. В четвертой главе мы рассматриваем то, как выражается «пустыня», в книге «На горах Кавказа». Здесь мы отмечаем, что для Илариона богатая природа Кавказских гор есть место встречи с Богом, т.е. «пустыня». Через природу Кавказских гор Иларион славил Господа Бога. В пятой главе мы анализируем, как Иларион понимал разницу между общинной жизнью в монастыре и жизнью в «пустыне». Здесь обнаруживается, что для Илариона жизнь монаха в «пустыни» представляет собой самый высокий уровень подвижничества монаха. В последней шестой главе мы рассмотрели взгляд Илариона на «молитву Иисусовую». Путем этого анализа мы выяснили, к чему восходит высокая оценка Иларионом «молитвы Иисусовой». Иларион развил мысль о «молитве Иисусовой» под влиянием молдавского старца Паисия Величковского Особенность идеи «пустыни» Илариона заключается в утверждении о том, что именно в «пустыне» нужно делать внутреннее дело, т.е. «молитву Иисусовую». В результате анализ данной статьи позволяет нам сделать вывод о том, что схимонах Иларион, пустынножитель Кавказских гор, находится в линии традиции монашества русского православия, но у его идеи о «пустыне» есть свои особенности. Особенность идеи Илариона заключается в том, что в «пустыне» монахам нужно делать «молитву Иисусовую». Этот вывод дает новый взгляд на богословскую мысль схимонаха Илариона.

There are no comments yet on this publication. Be the first to share your thoughts.